Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

От тела к душе

О русском праздничном столе

журналист, литературный критик

Что делать человеку, страдающему от происходящего? Праздновать. Беспрестанная скорбь не принесет никому пользы и только попортит нервы, доведет до серьезных расстройств, заразит унынием близких, но не сдвинет дела в желаемом направлении.

А короткая передышка от эмоциональной нагрузки в виде праздника порадует измученную душу и обогатит парой безответственных килограммов тело.

И это не пир во время чумы, тем более что чуму, кажется, директивно отменили. Это праздник во имя жизни и психического здоровья. Это Пасха, которая наступит уже через пару дней. И есть в этом какая-то несокрушимость мирового порядка. Не того порядка, с которым сейчас кто-то борется и хочет поменять его на порядок другой, а порядка глубинного, изначального, онтологического.

У древних греков Пасхи, понятно, не было, но они прекрасно знали, что за зимой приходит весна. Приходит каждый год, неумолимо и неизменно. Эсхил написал тетралогию «Орестея», четвертая часть которой была утрачена, но, как говорят исследователи, именно там и происходит все самое интересное – возрождение и счастливый финал.

Таким образом, мы понимаем, что сама суть Пасхи как времени перерождения, точки сборки новой надежды, порога новой жизни заложена в природу человека, наблюдающего хотя бы перемену времен года. Ведь человек – часть природы, и в нем происходит все то же самое, что и в окружающем его мире. Но человек к тому же обладает сознанием, чтобы все происходящее понять, описать, запомнить и передать дальше в поколения.

И как же можно не праздновать Пасху, даже если небо уже упало на Землю? Чем сложнее момент, тем торжественней должна быть Пасха. А что такое праздник для русского человека? Что такое для него праздник, когда хочется уйти от официоза и, может быть, даже от обряда, от связи с институциями? Тогда праздник для русского человека – это близкие и стол. Праздничный стол – это символ чего-то постоянного и непременно хорошего. Как бы бедно ты ни жил, а если имеешь представления о том, как положено, то хоть из шкуры вылези, а на праздник стол обеспечь. Чтобы все по заведенному порядку, чтобы не хуже, чем у других, чтобы перед гостями не стыдно!

И что же такое пасхальный обед?

Во-первых, это обед обильный и разнообразный. Традиционно перед Пасхой принято блюсти пост целых 49 дней. Каждый это трактует по-своему, я знаю и тех, кто постится строго по монастырскому уставу, то есть большую часть поста не добавляет в скудные овощи даже масла. Знаю и тех, кто отказывает себе в малом, но важном. Например, в сигаретах. Или только в мясе. Или в алкоголе. А если у кого-то страсть – это сладкое, то не ест сахара. Любое разумное ограничение полезно. Оно смиряет, дисциплинирует и, как ни странно, успокаивает.

Во-вторых, с Пасхой традиционно ассоциируются куличи, крашенные яйца, сама «пасха» из протертого творога. Но тут уж у каждой хозяйки свои секреты и тысячи рецептов, которые передаются или из поколения в поколение, или из кулинарной книги в интернет. Пасха тем и хороша, что повторяется каждый год, а потому тренироваться в приготовлении куличей и раскраске яиц можно столько раз, сколько лет тебе отпущено.

В-третьих, пасхальный стол, как правило, насыщен определенным национальным колоритом. Ведь и сама Пасха – какой-то болезненно русский праздник. Именно у нас Пасху любят так, как не любят даже Рождество. Причин для этого много, но мне кажется, есть одна, свойственная именно русскому характеру. Рождество – это просто начало новой жизни, беспредельная радость и свет. Пасха же – это перерождение после невыносимых страданий, это доказательство невозможного, преодоление катастрофы, спасение в последний момент. Когда все уже пропало, свет померк и слезы текут в три ручья. Вот в этот момент появляется жизнь не просто новая, а новая принципиально. Это и есть Пасха.

Этому сопутствует и тот факт, что наша Пасха всегда празднуется вразрез и с католической, и с другими православными. Греки-то уже отпраздновали неделю назад. А мы все ждем. Чем труднее ожидание, тем сильнее радость.

Поэтому на пасхальном столе не место колбасным нарезкам или мягким сырам. Это все можно есть круглый год.

На пасхальном столе должно быть что-то уникальное. Например, холодец. Тот, который варят восемь часов безо всякой ясной цели и подают с хреном, а потом ждут, улегся ли он внутри или встал колом. Если второе, нужно непременно выпить большую рюмку водки. Обязательно водки! На остальные напитки есть еще целый год.

Дальше, как ни странно, должен быть подан шашлык. И не только потому что Пасха часто стоит близко к любимым майским праздникам, а на майские без шашлыка обойтись никак нельзя. Дело в том, что шашлык – это блюдо мира, блюдо, которое есть в любой культуре, но и в русской, в том числе. Слово «шашлык» – это искаженное тюркское «шиш» – «вертел». До кавказских войн XIX века жареное мясо в России называли «верченым». Верченое мясо – жареное мясо. Тот же шашлык.

Вот рецепт жареного мяса из изданной в 1773 году книги Сергея Друковцева «Экономические наставления»:

«Хотя всяк знает, как мясо жарить, однако ж я захотел упомянуть всякое мясо. Живность и дичь надлежит прежде за сутки намочить в пресном молоке или воде, дабы кровь вся вышла, а мясо от этого белее и вкуснее будет, шпигуется свиным салом по пристойности, жарится на вертеле, обмазывается дичь черным лимонным соком. К жаркому дают разный салат, спаржу, цикорий, оливки, огурцы разные в рейнском уксусе, осетринную черную зернистую икру, соленые сливы и лимоны».*

Вот, кажется, готовый шаблон пасхального обеда. Здесь есть все вплоть до рейнского уксуса. Не очень, правда, понятно, что такое «черный лимонный сок», зато ясно, что шпиговать нужно по пристойности и никак иначе.

Позволю себе привести еще один традиционный и в то же время вполне праздничный рецепт из книги «Альманах гастрономов» Игнатия Радецкого 1877 года:

«Обжарить на вертеле назначенные для соуса утки, когда в половину будут готовы, снять с огня и, разрезав в порционные куски, сложить в обширную кастрюлю. Молодую репу разрезать и сложить в растопленное в сотейнике масло и обжарить до колера, посыпать мелким сахаром и, заколеровав ровно, выбрать из масла в кастрюлю, где сложены утки, налить красным соусом и варить на легком огне пока не упреют».

А уж дальше, разумеется, куличи с дижестивом. Можно с мадерою, можно с ромом.

Тут бы меня само время упрекнуть в том, что я великий праздник, торжество духа свожу к утешению желудка. И упрек этот совершенно справедлив. Скажу только, что человек таким уж образом устроен – все к нему приходит через ощущения, то есть через организм, а от этого и душа его радуется.

Да, и не забудьте сказать «Христос Воскресе»!

*Цитаты приведены по книге Ольги и Павла Сюткиных «Русская кухня. От мифа к науке».

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть