На мне смерти нет!

О том, почему наш забитый человек стал антипрививочником и чья в этом вина

Писатель, публицист

Изначально это должен был быть текст об ответственности за вакцинацию публичной либеральной интеллигенции и оппозиции, которая еще на этапе анонсирования наших вакцин высмеивала их, а потом спокойно привилась. Сейчас все костерят антипрививочников, а про этих граждан и их вклад в катастрофу забыли.

Потом я хотела сместить акцент текста на то, что в эту пандемию мы пожинаем плоды условного ютьюба, ведь это интернет, а не телевизор раздраконил людей против прививок. Я ведь недавно писала, что смотрение телевизора перестало быть уделом самых глупых, потому что глупые ушли в интернет, где им подают информацию в еще более съедобной форме, с перебивкой картинками и смайликами. И теперь мы получили плачевный результат: пока условный «телевизор», то есть его аудитория, идет прививаться, «интернет» смотрит нехитрые ролики актеров-антипрививочников и бормочет что-то про всемирный заговор.

Об этом я хотела писать, пока не посмотрела фильм Антона Красовского «Враги народа» про лидеров антипрививочного движения: артистов, домохозяек, докторов-шарлатанов, которые призывают «не вести себя как животные» и тут же выставляют реквизиты своей банковской карты. Я посмотрела этот фильм и поняла: в конце года, когда мы, кажется, действительно потихоньку начинаем побеждать эпидемию, нужно наконец понять, что же привело к столь шокирующим мир масштабам антиваксерства в нашей стране.

Нам говорят, что люди не доверяют государству и поэтому прячутся от прививки. Может быть. Но не этот фактор сыграл решающую роль. Это либеральная фронда считает, что обыватель в России все о государстве знает и ему не верит. Но обыватель государство никак не оценивает – он его попросту боится. Как грабителя в переходе. Как пьяного на встречке. Если бы меня попросили одним словом назвать самый важный фактор, приведший к провалу кампании вакцинации и к настоящему саботажу мер профилактики, я бы сказала – забитость.

Мы – страна забитых людей. Замордованных государством, застрессированных им и фрустрированных необходимостью иметь с государством дело. Больше ста лет государство плющит наших людей, которые из хлебного мякиша давно превратились в комок сырой мякины. Что хочет делать человек, просидевший долго на корточках в укрытии? Он хочет выпрямиться. Встать во весь рост. Потянуться, размять ноги, разогнуть спину. Но над ним, как средневековый янычар с саблей, стоит государство и сечет любые поднявшиеся от земли головы. Так он сидит годами и десятилетиями, пока не представляется возможность безопасно подняться.

Вот то, что мы с начала прошлого года видим, – это и есть поднятие массовым человеком головы. Он очень хочет встать наконец против государства, но ему страшно, потому что он помнит и военный коммунизм, и сталинский террор, и КГБ брежневского застоя, и современные уголовные дела. Человек давно и плотно обложен со всех сторон государством и боится дернуться. Он скрючился, затек, устал. И тут ему выпала возможность безнаказанно и безопасно встать во весь рост против государства!

Ввели маски? Забитый бывший советский человек (а у нас и 20-летние во многом – бывшие совки) спускает маску с носа и лезет в автобус вообще без нее. Он хочет ощутить себя смелым, умеющим дать системе отпор, показать государству оскал. И, конечно, он хочет, чтобы ему за это ничего не было. Он не размышляет над природой государства, не оценивает, можно ему доверять или нет. Для него государство – грабитель, который раньше постоянно ждал человека за углом. Когда ты раз в год встречаешь в одном и том же темном переулке мужика с кирпичом, ты не рефлексируешь по его поводу – ты бежишь. А когда с одной стороны тебя зажал грабитель, а с другой подбирается маньяк с ножом, ты тоже не раздумываешь, можно ли верить этому самому, с кирпичом, который до того раз в год отбирал твоей кошелек. Не стоишь размышляешь, действительно ли он готов протянуть тебе руку, правда ли, что он всего лишь грабитель, а не убийца, поэтому достоин большего доверия, чем маньяк, потому что он сам, в общем-то, против маньяков. Ты убегаешь и все. А если можно обоим врезать, то бьешь с ноги не разбирая и тоже убегаешь.

Маски стали носить, когда за них начали штрафовать. Причем подозреваю, что государству, которое физически не смогло бы мобилизовать столько «штрафователей», пришлось запустить в соцсетях вирусные сообщения о том, что штрафуют якобы массово и по всей стране, иначе наш человек сочтет угрозу штрафа несущественной и маску не наденет.

Даже когда действительно стали штрафовать, большинство продолжило ходить без масок. Штраф небольшой. Для народа, знающего, что раньше за выступление против государства давали сразу пулю в лоб, штраф в 1000-2000 рублей – не та цена, из-за которой человек откажет себе в удовольствии плюнуть государству в лицо и показать ему себя во весь рост. «Вот он я, топтаемый, унижаемый, лишенный трижды за сто лет имущества, приколоченный бедностью к одному месту, виляющий годами между полицейской дубинкой и фсиновской шваброй. Вот я стою и не боюсь тебя». Все отношения нашего человека с государством во время пандемии — это разговор букашки с драконом.

Масок он не носит, дистанцию не соблюдает, на вечеринки ходит не только потому, что не верит в смерть и не понимает науки. Это демарш. Выход фрустрации. Человек настолько хочет наконец сказать государству: «Нет!» – что даже готов рискнуть своей жизнью.

То же – с прививкой. Вы думаете, наши люди совсем уже не понимают, что страна, запускающая актрис в космос и возвращающая их живыми, продающая АЭС и создающая монстров big data, не может создать прививку? Конечно, кто-то в это верит, но таких, думаю, минимум. Нет, просто наш человек желает иметь фрамугу, через которую ему можно выпустить легально свою ненависть к государству. Без прививок умирают? Ну так то умирают где-то там и непонятно когда, да и кто будет верить этой статистике, сосед вот умер, но у него же и так сердце было больное... Смерть поджидает когда-то там и не факт, что тебя, а смелым диссидентом, дающим государству оплеуху, ты можешь почувствовать себя прямо сейчас, просто ставя лайк под видео актрисы, изобличающей государство в его планах чипировать народ через миллилитр вакцины.

Это фрустрация. Человек не мог сказать «нет» царской продразверстке, Первой мировой, красным матросам, большевистским уже продразверсткам, раскулачиванию, ГУЛАГу, БАМу, баракам, комнатам на две семьи, хрущевской кукурузе, Новочеркасску, первым отделам, комсомольским активистам, карательной психиатрии, отъему вкладов, залоговым аукционам, задержке зарплат, остановке социальных лифтов, обвалу рубля после долгих лет стабильности – всему этому он не смел противиться, и вот у него появился шанс проявить себя личностью перед лицом государства. И он будет проявлять до тех пор, пока и за это не станут сажать. Начнутся посадки – человек снова пригнется, накроет голову и будет сидеть тихо-тихо.

Это, конечно, большая наша трагедия. Что именно сейчас выплеснулись все наши исторические травмы и комплексы. Что люди не нашли другого времени проявить свой норов и дать государству сдачи. Когда-то шутили, что власть российская в ответ на давление американцев отвечает симметричным ударом и будет бомбить Воронеж. А сами, чтобы отомстить государству, снимают маску, из-за чего умирает соседская старушка. Ах, ты нас мучило, давило, терзало, стреляло? Ну так пускай за тебя ответит чужая старуха!

Это травма. Это болезнь. Что она с нами приключилась – одна беда. Другая – что нашлись желающие на ней паразитировать. И тут стоит вспомнить не только надоевших уже всем актрис с певцами, сопротивляющихся здравому смыслу. Им рано или поздно воздадут по заслугам, их портреты уже висят на стенде врагов народа.

А как же остальные? Кто подтолкнул нашего несчастного человека к фатальной ошибке? Я отчетливо помню, что как только в России начали испытывать вакцины, тьма наших правозащитников, оппозиционных политиков, модных журналистов хохотали над самой возможностью создать в России действенную вакцину. А когда уже стали применять «Спутник V» и я лично писала с возмущением, что в Петербурге нельзя свободно привиться, в то время как вакцину сотнями тысяч доз отправляли, к примеру, в Аргентину, мне лично мои недавние коллеги писали, что я быдло, тупое животное и что они себе «путинский шмурдяк» колоть не будут.

Или вспомните «сына врачей» Алексея Венедиктова. Его пригласили в числе первых привиться, на что он сказал, что, как сын врачей, не будет себе колоть что попало. А господина Навального забыли? До того как полететь в Германию «в коробке», он успел сделать выпуск о вакцинах, где прямым текстом говорил, что в нашей России ничего нормального не создадут. У Алексея Навального с тех пор, как он в своей коробке очнулся, и до посадки в тюрьму была уйма времени объявить, что он ошибся. Объявил?

А как вам бесчисленные гуру либеральной интеллигенции, требовавшие допустить в Россию иностранные вакцины и кричавшие о том, что нашей вакцине нельзя верить и у человека должен быть выбор? Эти люди же непосредственно виноваты в дискредитации прививочной кампании, они внушали народу, что есть некая плохая бесплатная вакцина «для быдла» и есть работающие прививки, которые у нас запрещены, а когда их разрешат, то ими все равно будут прививаться богатые. Я лично очень опасалась, что у нас позволят частную вакцинацию иностранными препаратами. Потому что за Pfizer и Moderna побегут состоятельные, стоить вакцины вряд ли будут меньше 40 долларов – сумма для большинства семей большая. Если бы эти вакцины разрешили к свободной реализации для богатых, так сказать, бедные не пошли бы колоть «Спутник». Как только было бы вслух проговорено, что есть вакцины для богатых, вакцинация в России остановилась бы.

И вот у меня вопрос: а к этим всем детям врачей и гражданам по имени «Дайте людям выбор» претензий сейчас нет? Чем актриса, городящая чушь про вышки и чипы, хуже профессора ВШЭ, который на аудиторию в 200 человек говорит, что лично он «ждет Pfizer»? Вот эти люди, которых я называю либеральным истеблишментом, набирали протестный рейтинг, внушая исторически застрессированному государством населению, что страна, создающая космические корабли, не сможет сделать вакцину. Некоторые из них, вроде господина Шендеровича, внушали это, сидя за границей. И что, теперь с них спроса нет?

Их слушает провинциальная фрондерствующая интеллигенция: преподаватели, журналисты, которые потом шли нести все это своей аудитории. А теперь у нас виновата во всем одна Мария Шукшина? Это как так? Аудитория Шукшиной – ее инстаграм, канал на ютьюбе, живые конференции и передачи на «Царьграде». Аудитория Венедиктова – миллионы. И он на эту аудиторию выводил стейтскептиков, которые так некстати внушили просвещенной части населения, что государству доверять нельзя.

Вы, между прочим, представляете, что бы нас ждало, если бы все эти люди изливали свои речи на замордованный народ через телевизор?

Парадокс, который никто пока вслух не проговорил: нас спас от окончательной беды телевизор. Кроме «Царьграда» и единичных передач на телеканале «Спас», антипрививочников на ТВ не было. Мы все как-то свыклись с мыслью о том, что телевизор смотрят только дураки и дикари. А ведь не телевизор рассказывает про вышки 5G, бесплодие от прививки и лечение коронавируса чаем с лимоном. Нам всем еще предстоит этот феномен осознать: сегодня интернет поставляет пищу не только на любой вкус, но и на любой ум. В том числе тот, который, забыв про опасность, встанет вместе с актрисой во весь рост, думая, что так отомстит государству.

Вы, люди, слушающие якобы свободные станции, не отваливающиеся от «Дождя» (организация включена Минюстом в список иноагентов) с «Эхом» и проводящие вечера за просмотром диссидентских YouTube-каналов, должны осознать, что, возможно, именно вашу жизнь спас телевизор, который не пропагандировал отказ от прививок.

Это очень важный итог года: телевизор оказался на стороне просвещения, и поэтому сейчас на его совести смертей нет. А на совести свободных и якобы мыслящих лидеров мнения, вещавших в интернете и с оппозиционных площадок, они есть. Эти люди, в очередной раз не поверившие государству, ошиблись, и ценой их ошибки стали смерти тысяч и тысяч непривитых. И нет разницы, Мария Шукшина оседлала хроническую ненависть нашего народа к государству или сын врачей Алексей Венедиктов – оба виноваты.

А я – нет. Мой личный итог года простой: на мне смертей нет. Я, очень скептически настроенная к нашему государству, с первых новостей о вакцинах знала, что это государство способно создать работающую прививку. Я не призывала «ждать Moderna» и «дождаться новых исследований». Вот я смотрю сейчас на статистику смертей от коронавируса, на этих безумных актрис с их чипами, на фильм Красовского, на лицемерных своих либеральных коллег, на оппозиционных политиков, которые громко кричали о недоверии нашим вакцинам, а потом тихо привились... Я смотрю на них и с облегчением закрываю для себя этот тяжелый год: на мне смертей нет, я нашего забитого государством человека к смерти не подталкивала. Лично я ни одного человека своим словом не убила. Думаю, сейчас в нашей стране каждый, у кого есть аудитория, должен честно себе признаться, есть на нем чужие смерти или нет.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть