Россия без фейсбука не кончится

О последствиях передела рынка соцсетей

Писатель, публицист

Аудитория «ВКонтакте» примерно в 11 раз шире, чем в русскоязычном Facebook. Пользователи ВК проводят в соцсети в три с лишним раза больше времени, чем в ФБ, а их вовлеченность, то есть регулярное появление в сети, в разы выше, чем у россиян из фейсбука. При этом я, например, несколько лет не пользовалась «ВКонтакте». Был в нашей истории не очень достойный период, когда то ли из глупости, то ли устрашения для по стране прокатилась серия уголовных дел за посты и даже репосты в ВК. В итоге многие люди, считавшие, что у них есть политические риски, удалили свои страницы. Я тогда просто снесла скриптом все свои посты и оставила в друзьях лишь тех, кого знаю лично.

На днях я туда вернулась. Для меня как человека, которого неоднократно банили просто по шквальным жалобам фигурантов моих текстов, а также – за тезис о том, что сами люди ЛГБТ не все поддерживают однополые браки, фейсбук давно перестал быть самой вожделенной площадкой; аудитория ФБ старше, чем во ВК, и скорее аполитична. А с наплывом военпропа он стал отталкивать. У меня есть совсем радикальные либералы среди знакомых, но даже они признались, что, если честно, просто ошалели от объема и качества военных агиток, от того, что их вообще за дураков принимают. И кто был против, стал из вредности за, потому что патриоты хотя бы не говорят ему громко «ты» и не постят агитки на уровне первой сигнальной системы. У всех нас есть личное достоинство, гордость, и сейчас они не дают совсем уж паникерски голосить по поводу утраты фейсбука: мы все видели, что он сделал.

И мы отлично помним, как едва ли не все наши известные журналисты и публицисты отбывали в фейсбуке сроки за слово даже не «хохол», а «хохлома», как популярных людей буквально терроризировали обыватели, сбивающиеся в стаи. В фейсбуке люди вообще стали возмущаться, если им показывали что-то чуждое, для них спорное. Соцсеть воспитала поколения мыльного пузыря, искренне считающие, что иное – это нехорошее и его надо давить. Именно фейсбук с инстаграмом породили культуру отмены, за ними пошел твиттер.

Система показала себя несправедливой не только в политическом, но и в человеческом плане. Какой-то неудачник требует, чтобы инста-дива отдалась ему, иначе он спустит на нее 100 живых аккаунтов жалобщиков и ее профиль заблокируют. А в фейсбуке публичных людей одолевали бездельники, которые желали, чтобы именно с ними автор обсуждал свои тексты. «Жалоба и в бан» – я много раз это видела от людей, которые душу из меня выматывали, требуя, чтобы я им отвечала и даже звонила. Просто чтобы им было приятно думать, что мы на короткой ноге. В фейсбуке они массово рассылали жалобы на меня. Однажды фейсбук вернул пост, даже извинения мне принес за ошибку, а разблокировать забыл! Неужели я сейчас буду стенать по поводу его закрытия?
Еще когда в феврале просто замедлили работу фейсбука, я не заметила никакого взрывного недовольства, потому что он слишком многих перестал устраивать. В том числе, кстати, потому что это единственная глобальная соцсеть, которая не позволяет пользователям зарабатывать на своих активах в виде аудитории и подписчиков. Это очень важный момент. В мире уже пришли к какому-никакому консенсусу, медиагиганты фактически признали новый расклад: если они хотят зарабатывать на массах, то должны давать массам возможность заработать тоже.

До минувших выходных я даже не знала, что во «ВКонтакте» можно зарабатывать. Можно! А значит, как минимум, что эта соцсеть менее лицемерна и более соответствует сложившемуся в мире паритету пользователей и медиагигантов.

Многие сейчас воротят носы от наших соцсетей, говоря что-то про товарища майора. При том, что у большинства пользователей нет никаких политических рисков. На самом деле они прикрывают свой страх перед необходимостью начать все с нуля. Конечно, страшно, конечно, большинство тех, кто зарабатывал на многомиллионной аудитории в ютьюбе и инстаграме, уже не выплывут с этого дна. Но про товарища майора они сочиняют. Раньше не пользовались российскими соцсетями, потому что считалось, что там цензура. На самом деле, была самоцензура, например, боялись «ВКонтакте» после той самой череды дел за репосты. Но сегодня самоцензура есть везде и у граждан любой страны, мир прозрачен, особенно – в пределах государства. В ВК ты можешь писать то же, что в ФБ или телеграме. При этом в ФБ ты попадаешь под пресс прозападной либеральной цензуры в интересах разных меньшинств и пр.

Риски преследования государствами одинаковые. Причем не только нашим. Сколько людей в эти недели попали под санкции и угрозы лишения права на въезд со стороны Запада? Даже певцу Николаю Баскову досталось. Хотя Басков не ходил с автоматом.

Риски есть везде. Вообще неважно, где вы сейчас пишете: товарищ майор может прихватить вас за ролик в «ТикТоке», МИД Латвии – за тексты в «Одноклассниках». Мир прозрачен, но при этом во ВК или ОК совершенно точно нет внешней цензуры. И, насколько помню, нет этой ужасной традиции заваливать жалобами по любому поводу. Зато там все достаточно круто. Реально очень хорошо сделано. И я сейчас понимаю, насколько была глупа, когда приняла решение не развивать свою страницу в ВК. Не потому, что фейсбук могут закрыть, а по той причине, что в фейсбуке маленькая аудитория и мы с ней все меньше совпадаем во взглядах.

Сейчас вообще выиграют те, кто делал ставку на диверсификацию каналов связи и осваивал новое. Удивительно, но ими в основном окажутся прогосударственники. Телеграм, а потом «Дзен» первыми стали осваивать люди консервативных, скажем так, взглядов. Ну и радикальные леваки. Почему так, я давно пыталась понять. Либеральная часть общества оказалась более костной, ленивой, ей было в лом, что называется, они думали, что фейсбук и сайт «Эха» вечны. Тем временем разные умеренные националисты, левопатриотические силы очень укрепились с появлением телеграма и «Дзена». Причем далеко не все они путинисты, просто им не было места на устоявшейся поляне. Я, например, на «Дзене» нашла свою аудиторию, большую, достаточно внимательную и умную. Мои подписчики оттуда и Делеза в оригинале изучали, и Пруста читали, при этом они не бегут с горящими глазами комсомольцев, как охарактеризовал одних, ныне бежавших из России деятелей, Павел Лобков, за либеральными говорящими головами, а думают своей.

Между прочим, «Дзен» – это величайшее изобретение. При нормальном рынке, цивилизованном отношении государств «Дзен» стал бы российским брендом №1 в мире после Ленина, Гагарина и водки, такого нигде не было никогда. Он дал огромный толчок обществу, дал надежду заработать. И «Дзен», спешу заметить, пока не кинул своих авторов, как OnlyFans.

Сейчас ютьюберы бегут на «Дзен», а инста-дивы и марафон-гуру – в ВК. У меня, конечно, шкурный интерес, я переживаю, что заработки упадут в связи с наплывом ютьюберов и инстаграмеров. Хочется верить, что «Дзен» защитит интересы авторов, которые с самого начала разглядели потенциал в площадке. С другой стороны, есть надежда, что, раз аудитория пойдет в «Дзен» и телеграм, лично я от этого только выиграю. Да, конечно, несправедливо, что кто-то потеряет бизнес по наращиванию «ресничек» или впариванию марафона желаний. Но давайте быть честными: многие люди в России не только не зарабатывали в инстаграме и ютьюбе – наоборот, они присутствовали лишь в российских соцсетях и даже делали ставку на них. Чего им совсем уж горевать? Я, например, разве виновата тем, что несколько лет назад взялась развивать «Дзен» и набрала себе аудиторию в телеграме?

Между прочим, позицию тех, кто пострадал из-за перекрестных санкций, тоже в двух словах не опишешь. Ведь сначала ютьюб и инстаграм отключили монетизацию российским пользователям, и только потом в России заговорили об их блокировке. И ресничную фею, и Анастасию Ивлееву, и Юрия Дудя наказали одним махом, не разбирая – не уверена, что эти люди так уж признательны Западу за воспитательные меры.

Но, конечно, интереснее, что они теперь все будут делать. Давно ли мы гадали, что же будут делать Ивлеева с Блиновской, когда состарятся и не смогут зарабатывать. И надо же: не пришлось стариться самим, чтобы узнать, сейчас и узнаем.

Это, мне кажется, самый огромный санкционный удар, в России очень много людей зарабатывали в сети, это были, по большому счету, закамуфлированные маргиналы, люди без профессии и без гарантий. Многие уходили в блогинг семьями, знаю ютьюберов, которые принимали решение, что дети после школы не пойдут учиться, а помогут развивать каналы.
Особенно, конечно, впечатлило, сколько оказалось россиян на OnlyFans. Их гордо именовали моделями или даже авторами, их притоны – продюсерскими центрами, а сутенеров – продюсерами. Понятно, что не от хорошей жизни пошли туда продавать свои голые зады студентки. Однако будем честны: положение дел в России не так тяжело, чтобы вот прямо сотнями тысяч идти в порноиндустрию. Не хочу казаться старой хрычовкой, тем не менее скажу: запрет торговать фотографиями голого зада – это не такой уж удар, а разрешение украинским «моделям» там зарабатывать – так себе поощрение.

Но это все рассуждения. На практике непонятно, что сейчас делать и домохозяйкам, зарабатывавшим на видеорецептах, и голозадым студенткам, и Юрию Дудю, и феям из инстаграма, и кролику Баффи, который развлекал детей в ютьюбе. Очевидно, что все это будут люди с очень сильной обидой на западное сообщество, потому что прихлопнули без разбора и Соловьева, и Дудя, и бедолагу Ивлееву.

Но они куда-то пойдут, все эти люди. В принципе, у российских сетей есть достойное предложение и тот же функционал. Отсечение от иноязычной аудитории вряд ли скажется сильно – россияне и так на ней не зарабатывали, а сейчас еще по ту сторону забора тоже компании боятся попасть под раздачу за сотрудничество с россиянами, там огромная цензура коллективов и самоцензура.

Даже на украинцах наши блогеры не зарабатывали: Киев давно отрубил своим гражданам и «ВКонтакте», и «Дзен». Будь мы как Сербия или, прости господи, Эстония, беда, конечно, была бы. Но у нас все же кое-что есть, нас 100 млн взрослых в стране.

Поэтому, как минимум, унывать не стоит. Особенно если вы не зарабатывали в ютьюбе фантастические деньги. Для большинства эти сетевые перемены пройдут незаметно, у фейсбука с твиттером смехотворная аудитория, а зарабатывали в соцсетях единицы. Может, даже лучше станем, когда вся эта пыль схлынет, выметание из темного угла одних только инстаграм-эскортниц и раскрепощение моделей с OnlyFans многого стоит.

В общем, неприятно, конечно, но не трагично. Понятно, что мы этого не просили, не ходили по улицам с транспарантами: «Отключите нам все и немедленно». Но раз уж это случилось, надо признать, что Россия без фейсбука не кончится.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть