Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Главные «ястребы» мировой политики. Насколько они влиятельны

Историк Жарков объяснил, откуда в мировой политике берутся разжигатели конфликтов

Понятие «ястреб» появилось в американском политическом дискурсе еще в XVIII веке. С тех пор сравнения с этой хищной птицей удостаивались самые разные политические деятели — от откровенных разжигателей войны до сторонников умеренно жесткого внешнеполитического курса. Остались ли «ястребы» в современной политике? Кто они и как их воинствующая риторика позволяет им набирать политические баллы — разбиралась «Газета.Ru».

Что это за птица

Согласно определению словаря Merriam-Webster, «ястреб» (war hawk) — это человек, призывающий к войне. Одно из первых упоминаний термина в общественно-политическом дискурсе и американской прессе относится к 1792 году, когда Федералистская партия США раскритиковала представителей Демократическо-республиканского союза за активное использование военной риторики в мирное время.

Со временем оппоненты «ястребов» ввели в оборот термин «chickenhawk» [трусливый ястреб или ястреб-уклонист], которым клеймили сторонников вооруженной эскалации, избегавших личного участия в боевых действиях. Этим уничижительным прозвищем не раз называли бывшего президента США Дональда Трампа и его бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона.

Помимо этого, существует еще одна разновидность внешнеполитических хищников, которых иногда называют «либеральными ястребами». К ним относят американских политиков, которые, оставаясь приверженцами либеральных взглядов, выступали за военно-техническое превосходство США в мире. Среди наиболее ярких выделяют Джона Кеннеди, Хиллари Клинтон и Тони Блэра. К ним же относят ветеранов «холодной войны» — Генри Киссинджера и Збигнева Бжезинского.

Представителей этой разновидности ястребов иногда называют foreign policy hawks, что говорит об их приверженности жесткому внешнеполитическому курсу, но не обязательно о готовности эскалировать конфликт.

В исследовании политологов Майкла Горовица и Аллана Старна, проведенном в 2014 году, утверждается, что лидеры, проходившие военную службу, но не принимавшие участия в боевых действиях, наиболее склонны к агрессивной военной риторике.

Среда обитания

«Ястребы» существуют в мировой политики и поныне. Наиболее архетипичных представителей этой категории политиков можно найти в США. Как правило, к «ястребам» в американской политике чаще всего причисляют представителей Республиканской партии.

До недавнего времени одним из самых видных «ястребов» в американской политике считался Эллиот Абрамс, который занимал внешнеполитические должности в правительстве на протяжении четырех десятилетий.

Будучи помощником госсекретаря в администрации Рейгана, Абрамс был главным сторонником передачи вооружения повстанцам в Никарагуа во время гражданской войны 1981-1990 гг. Впоследствии Абрамс предстал перед судом за сокрытие информации о роли США в этой войне.

Позже Абрамс работал заместителем советника по национальной безопасности бывшего президента Джорджа Буша-младшего, где он формировал политику администрации на Ближнем Востоке. В настоящее время Абрамс занимается преподавательской деятельностью.

С началом российской спецоперации на Украине американские «ястребы» в значительной степени активизировались, хотя и до 24 февраля ряд политиков на Капитолийском холме выступал за более жесткий курс в отношении России, Китая, Ирана и других внешнеполитических оппонентов США на мировой арене.

Так, сенатор-республиканец Том Коттон, лично принимавший участие в афганской и иракской кампаниях США, последовательно выступает за вмешательство Вашингтона в решение Тайваньского вопроса, требуя военного участия ВС США в случае нападения Китая на остров. Схожей позиции Коттон придерживается и по российскому вопросу.

Еще один республиканец, Марко Рубио, известен своей позицией по Венесуэле. Политик неоднократно призывал американские власти при случае поддержать государственный переворот в латиноамериканской стране. Кроме того, Рубио являлся одним из самых ярых сторонников ужесточения санкционного давления на Россию в связи с событиями 2014 года.

С не менее жестких позиций в отношении России выступают Тед Круз, последовательно призывающий наращивать поставки оружия Украине. Среди других «ястребов» известностью пользуются Майк Галлахер, Элиз Стефаник и Майк Тернер.

В Китае публичные выступления «ястребов» являются редкостью. Высшие партийные лица предпочитают озвучивать те или иные тезисы посредством обезличенных заметок в государственных СМИ либо через спикеров ведомств. Впрочем, некоторые коммунисты предпочитают выступать с жесткой риторикой открыто.

В 2016 году отставной генерал-лейтенант Народно-освободительной армии Китая Ван Хунгуан заявил, что «пришло время освободить Тайвань». Примечательно, что примерно в то же время ВС КНР стали совершать регулярные рейды вблизи от острова. Отставной генерал также известен заявлением о том, что день размещения американских установок на Тайване станет днем, когда Китай «освободит» Тайвань.

В среде японских «ястребов» известен бывший мэр Токио и председатель «Партии возрождения Японии» Синтаро Исихара. Одиозный политик придерживался правых взглядов на протяжении всей карьеры и считается одним из инициаторов китайско-японского конфликта вокруг территориальной принадлежности архипелага Сенкаку [кит. — Дяоюйдао]. Исихара также выступал за переход американской военной базы у Токио под контроль японских властей.

Манипуляция «ястребов»

Роль «ястреба» может приносить дивиденды — причем в некоторых случаях на карту поставлен исход политической борьбы за определение не только внешнего, но и внутриполитического вектора развития страны.

Популярность «ястребов» в среде избирателей иногда объясняют особенностями их риторики, которая бьет по слабым местам человеческой психологии.

«Психологически мы восприимчивы не только к аргументам ястребов в пользу войны, но и к их доводам против решений, достигнутых путем переговоров», — утверждали психолог Даниэль Канеман и политолог Джонатан Реншон в статье Why Hawks Win (Почему ястребы выигрывают) для издания Foreign Policy.

«Интуитивное ощущение того, что что-то стоит меньше просто потому, что другая сторона предложила это, называется в академических кругах «реактивной девальвацией». Сам факт того, что уступка предлагается кем-то, кого считают враждебным, подрывает содержание предложения. То, что было сказано, имеет меньшее значение, чем то, кто это сказал», — писали авторы в 2009 году.

«Ястреб» — это прежде всего метафора, объединяющая самых разных людей: кто-то занимают эту позицию в силу воспитания, а кто-то солидаризируется со своим окружением, рассказал «Газете.Ru» декан факультета политических наук Московской высшей школы социальных и экономических наук, кандидат исторических наук Василий Жарков.

«Это позиция диктуется сиюминутными политическими задачами, которые решает конкретный политик. Те, кто занимается теорией международных отношений, обычно не разделяют такую риторику. В частности, Ганс Моргентау [основатель школы классического реализма в теории МО], находясь в статусе советника Кеннеди, публично выступал категорически против войны во Вьетнаме. Все 60-е годы он публично отстаивал антивоенную повестку в американских СМИ», — отметил Жарков.

Профессор МВШСЭН также обратил внимание, что в науке о международных отношениях разделяют понятия power [власть] и force [сила].

«Реалисты разделяют эти два понятия. Как правило, применение силы и связанного с ней насилия обнаруживает дефицит власти на международной арене. Это нужно делать крайне осторожно и только в самых исключительных случаях», — подытожил Жарков.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть