Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Взрыв после провала на экзамене. Что случилось на борту рейса Москва – Чита

49 лет назад произошел крупнейший теракт в истории СССР по числу жертв

Крупнейший теракт в истории советских авиаперелетов произошел 18 мая 1973 года на рейсе Москва — Чита. 32-летний мужчина, желая улететь в Китай, привел в действие бомбу на борту самолета, где находился 81 человек — все они погибли. О том, как неудачная попытка поступить в МГИМО привела к попытке захвата самолета и почему эта катастрофа стала отправной точкой к значительным изменениям в области безопасности полетов, — в материале «Газеты.Ru».

Ночь катастрофы

Самолет Ту-104А с регистрационным номером СССР-42379 вечером 17 мая 1973 года вылетел из столичного аэропорта Домодедово в Читу. На борту находились 72 пассажира и девять членов экипажа.

Рейс №109 всегда был полным: на нем традиционно летели домой из командировок, либо из отпуска с детьми. Это был стандартный маршрут, который всегда проходил штатно.

В 3.36 мск 18 мая командир воздушного судна Николай Ободянский сообщил диспетчеру, что один из пассажиров угрожает бортпроводникам и требует от них изменить маршрут полета. Сообщение пилот сопроводил кодированным сигналом об опасности.

Высота, на которой находился самолет, составляла 6600 метров. Спустя две минуты связь с ним прервалась, а метка на радаре диспетчера исчезла. Через несколько часов поисковой вертолет Ми-8 в 97 километрах от Читы обнаружил разбросанные на площади 10 гектаров обломки авиалайнера.

Кабину самолета обнаружили на северном склоне сопки Хундунай. Западнее этого места на расстоянии одного километра пилоты увидели нижнюю часть фюзеляжа с двигателями. Примерно через два километра на северо-запад от нее лежала хвостовая часть. Вскоре были найдены обе плоскости и шасси.

Тела пилотов и бортмеханика находились в своих креслах, в разрушенной ударом кабине. Одного из погибших пассажиров — офицера — спасателям пришлось снимать с верхушки ели. Неподалеку обнаружили женщину с ребенком в руках, там же лежали и останки других находившихся на борту.

«Ошибки быть не должно»

Первые выводы следователей свидетельствовали о теракте. Предполагалось, что неизвестный на тот момент преступник привел в действие самодельное взрывное устройство.

«Взрыв безоболочного бризантного взрывчатого вещества (тротила) весом пять с половиной — шесть килограммов произошел в районе правого аварийного люка первого салона», — говорилось в отчете комиссии по расследованию авиакатастрофы.

Генпрокуратура СССР решила детально изучить все тела пассажиров, чтобы по характеру травм определить, кто из них привел СВУ в действие — злоумышленник должен был находиться в непосредственной близости от бомбы.

Для поиска нужного тела привлекли судмедэкспертов из Читы, Иркутска и Улан-Удэ. Общими усилиями, уже на следующий день обнаружили предполагаемого преступника — это был мужчина 30-35 лет, без кистей рук и с изуродованным лицом.

«В середине дня [19 мая] к нам привезли тело мужчины, без одежды, у которого вся передняя поверхность туловища, органы грудной и брюшной полостей, а также правая нижняя конечность с частью ягодицы и поясничной области отсутствовали. Голова была резко деформирована, сплюснута с боков с запавшими внутрь глазными яблоками, множеством мелких линейных ран на поверхности и обнажением обломков костей в теменной области», — вспоминал судмедэксперт Вил Акопов, участвовавший в опознании тел.

Для экспертов было открытием, что, помимо взрывных травм, на теле террориста были обнаружены два пулевых ранения.

«Об этом я сразу сообщил следователю. Тот выразил недоверие, отметив, что пулевой раны быть не должно. Вскоре он приехал с генералом, который отметил важность сенсационной находки, выслушал и предупредил, что ошибки быть не должно», — делился судмедэксперт позднее.

К мероприятиям по установлению личности злоумышленника были привлечены сотни правоохранителей, судмедэкспертов, которые собирали череп мужчины буквально по кусочкам, чтобы лицо можно было опознать: кости черепа скрепляли шинами, а лоскуты кожи сшивали тонкими капроновыми нитями.

Расследование проходило в режиме полной секретности. О случившемся не писали газеты, а морг, где исследовали останки погибших, был взят под охрану. Тела после вскрытия отправляли в Москву на кремацию.

«У здания кафедры, как и при моргах, дежурили автоматчики. Машиностроительный завод Читы срочно изготовил цинковые гробы, предназначенные для вскрытых трупов. По мере накопления приезжали грузовые машины, которые наполнялись гробами и везли их в аэропорт, откуда самолетом отправляли в Московский крематорий, а оттуда привозили урны, которые выдавались родственникам. Многие пытались найти в морге своего сына, отца, супруга, чтобы до отправки в крематорий проститься с ним, но они не допускались в морги, а о получении согласия на кремирование от родственников и речи не было», — писал профессор Акопов.

Хотел быть дипломатом

В итоге следователям и экспертам удалось сделать невозможное, без помощи современной техники и баз данных — внешность террориста была восстановлена. Фото было передано в КГБ, и уже на следующий день было установлено, что взрыв совершил 32-летний уроженец азербайджанского города Кировобада (нынешнее название — Гянджа) Чингис Рзаев.

Выяснилось, что срочную службу он прошел в Забайкалье — был сапером. После некоторое время работал в дорожно-строительном управлении, откуда незадолго до теракта пропало несколько килограммов взрывчатки. При обыске в квартире террориста обнаружили компоненты взрывного устройства и чертежи бомбы.

Причиной попытки захвата самолета Рзаевым, как выяснили судебные психологи, стала его несостоятельность в жизни. После армии он пытался поступить в МГИМО, чтобы стать дипломатом, но не получилось — он не владел иностранными языками и плохо разговаривал по-русски.

Один из его приятелей рассказал следователям, что провал на экзаменах Рзаев воспринял как оскорбление. А в разговорах неоднократно выражал желание перебраться в Китай.

Милиционер на борту

После выявления виновника авиакатастрофы следователь по особо важным делам Валерий Зиканов восстановил картину случившегося. В 1973 году пассажиры еще не проходили досмотр в аэропорту и пронести «запрещенку» на борт самолета было несложно.

Когда лайнер набирал высоту, Рзаев подошел к стюардессе, показал бомбу и приказал, предположительно, лететь в Китай — в сообщении пилотам не указывалось точное место, террорист собирался сказать об этом лично. Примечательно, что с 1970 года, после того как отец и сын Бразинскасы угнали в Турцию Ан-24, все рейсы, которые летели около границы, сопровождали вооруженные сотрудники МВД и КГБ в штатском.

На рейсе Москва — Чита был младший сержант 21-летний Владимир Ежиков. Молодой мужчина в гражданском сидел в первом ряду, прямо за кабиной пилотов. При себе у него было табельное оружие — пистолет Макарова, который позже обнаружат на месте крушения.

Бортпроводница сообщила Ежикову о требованиях Рзаева. Следуя инструкции, правоохранитель попытался остановить пассажира со взрывчаткой словами, но тот не шел на контакт. После этого террорист пырнул милиционера в живот и, держа в руках бомбу, побежал к кабине пилотов.

Тогда Ежиков пошел на крайние меры и, чтобы остановить злоумышленника, дважды выстрелил ему в спину. Есть две версии случившегося после: согласно первой, Рзаев сам привел взрывное устройство в действие, а по второй — пуля попала в бомбу и привела к детонации.

Следователи в итоге посчитали, что изготовленная Рзаевым бомба имела взрыватель так называемого обратного действия. В результате, как только убитый террорист перестал давить на кнопку, произошел взрыв.

«Возможность пропустить преступника существует»

Авиакатастрофа Ту-104 стала крупнейшим по количеству жертв терактом в советской истории — погиб 81 человек. Она привела к серьезному пересмотру систем безопасности в аэропортах. Пассажиров и их багаж стали досматривать перед посадкой на борт. Была отменена практика сопровождения рейсов милиционерами в штатском, которую сочли неэффективной и потенциально опасной.

Косвенным образом катастрофа поспособствовала созданию через год специального подразделения КГБ «Альфа», одной из главных задач которого стала борьба с воздушным пиратством и освобождение заложников из захваченных самолетов.

Очередной пересмотр мер по противодействию воздушному терроризму произошел только после трагедии 24 августа 2004 года — тогда практически одновременно, с интервалом в одну минуту, в воздухе взорвались два авиалайнера, которые вылетели из аэропорта Домодедово. Тогда погибло 90 человек, рассказал «Газете.Ru» эксперт в области безопасности полетов Алексей Власов.

«После этого случая авиационная безопасность была резко усилена. Но, в любом случае, существует человеческий фактор. Нельзя сказать, что абсолютно исключена ситуация, когда СВУ могут пронести на борт самолета, возможность пропустить преступника существует. Но чисто практически, сейчас используются различные системы контроля: как личный досмотр пассажиров, так и дополнительный досмотр багажа после того, как его принимают на рейс. Защита достаточно серьезная», — пояснил эксперт.

Также практически исключена возможность захвата авиалайнеров — кабина пилотов оснащена бронированной дверью, которая запирается изнутри, добавляет Власов.

«Войти преступник может только случайно, например, если бортпроводник принес еду или зашел что-то спросить, то вместе с ним проникнуть можно. Есть пример, когда один из пилотов заперся в кабине и направил воздушное судно в горы — предотвратить трагедию так и не удалось именно из-за бронированной двери, хотя второй пилот даже рубил ее топором», — заключил он.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть